Тема номера
Барные тренды

Тема номера
Клубы не для всех

Тема номера
Лучшие идеи для влюбленной вечеринки

Успехи
24
Комплектация
34
Музыка
54
Заграница
30
СМИ
19
Место
20
Технология
26
Деньги
27
Город
25
Право
12

Все для клуба

Консалтинг

Энциклопедия

Недвижимость

Новости · TV

Регистрация

Место

Игорь Компаниец: «Мы пускаем людей в „Солянку“ бесплатно даже без клубных карт»

Сюда ты можешь пройти без денег, несмотря на платный вход, а можешь вообще никогда не попасть. За три года здесь побывало около 200 иностранных исполнителей, само место стало культовым среди молодежи. Руководство берет на себя ответственность за появление хипстеров и не боится пускать к себе на вечеринку живого пони. Здесь комфортно, приятная публика и вкуснейшая еда. О том, как получилось объединить все эти истории, мы поговорили с арт-директором «Солянки» Игорем Компанийцем.

В каком году ты попал в «Солянку» и как это произошло?

Это было примерно через полгода, после того как «Солянка» официально стартовала. До этого с 2000 по 2007 год я работал в глянце. Из них четыре года в издательском доме Conde Nast директором отдела культуры журнала Glamour. В «Солянку» попал очень просто. И клубная, и рок-музыка всегда была моей неотъемлемой частью. Жизни без плеера я себе вообще не представлял. На работу ходил пешком. Дорога занимала полчаса и, если на половине пути понимал, что у меня нет плеера, я возвращался за ним домой. То есть музыка постоянно. Всегда и везде. «Солянку» открыли очень симпатичные мне люди. Где-то в ноябре 2006 года я узнал, что этот проект строится. Приезжал сюда, смотрел, как идет: здесь еще все было разрушено, здание чинили и оформляли. Получил приглашение на первую неафишируемую вечеринку. 31 декабря 2006 года прямо в новогоднюю ночь приезжала очень приятная группа Gentle People. Я входил в состав творческого объединения Idle Conversation. Мы предложили ребятам из «Солянки» провести у них нашу вечеринку. Они согласились. Получив эту площадку, мы начали действовать, уйдя из «Пропаганды». Вот так я здесь очутился.

А что изменилось после твоего прихода в «Солянку»?

В принципе, я не то что бы ворвался, все разрушил и заново отстроил, конечно нет. Я, как мне кажется, довольно легко вписался в некие рамки, которые существовали в клубе. То есть не было какого-то момента напряжения ни с кем: ни с теми, кто в клубе остался, ни с теми, кто ушел, ни с публикой. Во-первых, я очень уважительно отношусь к старой части тусовки «Солянки». В клубе Mix я бывал не раз и не два. Во-вторых, я с огромным пиететом и искренней симпатией всегда относился к Сереже Сергееву как к промоутеру и как к человеку, и ни в коем случае не посягал на эту территорию. Изменений, таких видимых, как мне кажется, я не преподнес, просто начал дорабатывать систему, закручивать винтики на конструкции, которые чуть расшатались.

«Солянка» предполагалась как логическое продолжение клуба Mix?

Нет. Изначально «Солянка» задумывалась как место сбора друзей — большая квартира, куда может зайти симпатичный идеологам и организаторам этого проекта человек. Конечно, где-то чуть-чуть это могло пахнуть Миксом, но с хорошей дневной кухней. Где-то это могло отдавать новыми экспериментами.

«Солянка» изначально планировалась, как клуб для людей, которым за 30 или около 30 лет?

Да, у организаторов были мысли, что «Солянка» будет клубом для наиболее вменяемой, адекватной, симпатичной части взрослой аудитории. Но в конце концов и, наверно, на счастье места, концепция немножечко по ходу дела перерегулировалась в то, что мы видим сейчас. То, что сделала «Солянка», собственно, известно всем.

«Солянка» сделала хипстеров?

Я могу сказать, что можно сколько угодно открещиваться от этого, но все понимают, что произнося нарицательное хипстер, ты сразу понимаешь, что это некоторый лейбл некоторых видов одежды, некоторые группы у тебя в iРod, некоторые места в городе и один журнал. В число некоторых мест в первую очередь, конечно, стоило включать «Солянку» на тот момент. По сути Idle Conversation, куда я входил, сделали московских хипстеров вместе с Юрой Сапрыкиным, который придумал им название.

Мода на хипстеров ушла уже?

Ну я бы так не сказал, какие-то элементы визуального образа уже отходят, но все равно, масса, вокруг которой забурлило это понятие, осталась, она никуда не делась, подросла, пошла поработала, она дала толчок множеству молодых ребят, и это неплохо. Внешние коды, первоначально хипстерские, они отошли на задний план. То ест узких джинс элементарно в городе мало и ярких маек. Но зато есть брюки chinos, которые фактически новая униформа.

Еще ведь и випстеры!

Меня в него зачислили. Ничего не имею ни за, ни против. Есть и есть. Пусть будет так.

Как можно стать арт-директором «Солянки»?

Прежде всего он должен быть знакомым. Со случайными людьми мы не работаем. Он должен попадать под наше понимание слов «адекватность», «красота», «мировосприятие», должен как-то не входить в противофазу. Я всегда говорил, что по человеческому фактору это лучшее место моей работы. Потому что здесь могут быть какие-либо проблемы, кроме одной: здесь нет ни одной мрази, ни среди творческого департамента, ни среди официантов. Я не знаю, ни одного человека, которого я бы физически не переносил. И это удивительно, потому что здесь работает более 100 человек.

Расскажи пару слов о персонале клуба.

Мы стараемся, чтобы эти люди соблюдали определенные требования. Не может появиться официант со стразами на попе, допустим, если он приедет в своих джинсах. Мы обтекаем все, что нам мало—мальки чуждо. Это не значит, что мы берем только модных жителей Москвы, нет, это может быть человек приехавший в город, но он опять должен понимать, что, находясь в публичном месте, он не должен грузить своими проблемами каждого. И это нормальный, профессиональный подход. Мы не претендуем на звание крутого ресторана. Мы хотим, чтобы каждый максимально правильно и толково выполнял свои функции.

Расскажи про клубные карты. Кому и как они достаются?

Да, это для друзей. Клубные карты в клубе выдают несколько человек. Карты получают те, кого мы знаем лично и кого рады видеть. Либо это могут быть знакомые, которых приводят наши друзья. Если мы вспоминаем их визуально и понимаем, что они не могут нагадить, то в таком случае они получают карты. Карту здесь получить одновременно и очень легко и невозможно. Тут не было ни одного случаю продажи, какому-нибудь папику, у которого явно много денег. Всех денег не заработаешь. Мы не хотим.

Почему в «Солянке» установлена плата за вход?

На самом деле, это нормальная европейская практика. Мы, если ты заметил, не ориентируемся ни на один московский клуб, больше на Европу. В 2007 году так сложилось, что ни один московский клуб, по моему убеждению, не соответствовал понятию европейского в полном смысле этого слова. Ближе всего к этому понятию была «Пропаганда». И мы попытались наше видение какого-то современного, в ногу шагающего со временем места, воспроизвести здесь. 500 рублей — это дань уважения. И ничего страшного я в этом не вижу.

Внутри клуба располагается магазин одежды Twin Shop

Я еще слышал, что «Солянка» признавалась лучшим местом в Москве по звуку.

Да. Мы были первым местом в Москве, где появилась система Function one. Сейчас в Москве есть пять или шесть точек, где установлена эта же система. Ну да, для своего времени это конечно было очень круто. Когда мы гоняли «белым шумом», охранники выбегали из офиса на втором этаже. А если его на полную включить, то живые позавидуют мертвым.

А что лично тебя привлекает в ночных клубах? Или кроме Солянки никуда не ходишь?

Сейчас я никуда не хожу, хватает здесь всего. Но с 96 года я так или иначе был в клубах. Это могли быть танцевальные клубы, либо клубы с живой музыкой. А привлекало бухло, веселье и ощущение какого-то праздника. Ничего оригинального.

И как тебе работа арт-директора?

Ну это не шахтерский, конечно, труд. Работаю практически семь дней в неделю. Здесь достаточно благоприятная для работы атмосфера, нет такого активного стрессового начала ни в чем. Мне здесь комфортно, я могу тут питаться, прохладный воздух летом, не нужно приходить в рубашке к 10 утра, что я просто ненавижу. Тут все тебя поймут, если ты возьмешь и не придешь в какой-нибудь день. Главное объяснить почему. График свободный и это очень радует.

Какая вечеринка в «Солянке» запомнилась больше всего?

Ну я не могу говорить об одной какой-то вечеринке. Несколько могу вспомнить. Первый Thriller, первая наша вечеринка, промо группы Idle Conversation, куда приезжала группа Bonde do role (Бразилия) и Dj Diplo (американец) очень круто было. Потом запомнилась вечеринка в честь клуба Mix. Вечеринка в стиле 50-х была бомбой, конечно. Очень красивые люди танцевали парные танцы, девушки были наряженые. Я неровно дышу вообще к той культуре, к тому десятилетию, я был очень впечатлен. Это пожалуй три, которых я сразу могу выделить.

«Лебединое озеро» - проект «Солянки»

Как изначально планировалась музыкальная политика клуба?

Не надо забывать, что мы танцевальный клуб, то есть бар и танцпол у нас есть. Конечно, здесь могут появляться живые концерты, но все строится вокруг танцев. Послеи скорее всего до любого живого концерта, у нас будет ди-джей сет. И проведение концертов два-три раза в месяц не отрицает политики того, что мы танцевальный клуб. Всегда было и всегда будет так.

Что за погром случился после празднования первого дня рождения «Солянки»?

К сожалению, была и такая история. Почему мы ввели такое правило, что нет входа до 21 года. Потому что это очень проблемный контингент. Когда их много, ладно окей, но когда их много и они стоят на улице и общаются с друзьями, которые не планируют даже сюда идти, они могут вести себя по-хамски по отношению к городу, улице и заведению. Для нас это было оскорбление. Наш праздник, наш День рождения был нагло испорчен, а мы здесь все-таки не баклуши бьем, мы стараемся. Вот так себя повести, что мы получили кучу проблем и неприятных эмоций, мы, наши соседи, наши посетители. Да, нас это очень оскорбило и очень обидело. Какая-то аура здесь такая, видимо, еще с царских времен, район Хитровки, сложный достаточно район Москвы. Ну и здесь бывает. Вокруг нас еще какой-то район тишины, но здесь переулки, в которых творятся неважные дела. Очень много пьющих людей просто.

А что бы тебе еще хотелось сделать в «Солянке»?

Мы всегда ориентировались на привозы. В общей сложности через нас прошло около 200 иностранцев. И хотелось бы продолжать в первую очередь это.

А какие на твой взгляд, самые главные вещи, необходимы людям, чтобы в клубе они были довольны?

Ну, во-первых, это чтобы они чувствовали здесь себя комфортно, чтобы был приятный народ, чтобы от этого места пахло сексом, чтобы можно было что-то съесть/ выпить и не мучиться животом на следующий день, получить отличную музыку на качественном аппарате.

Как разрабатывался интерьер?

Это Кира Гришина. Прекрасная девушка из Петербурга. У «Солянки» очень серьезные связи с Питером. Кира целиком продумала, как обустроить особняк XIX века, так чтобы ему не навредить и всячески поддерживала то, что дали нам архитекторы. Вся мебель из Лондона, 30е -50-е года. Получилось как-то тепло, уютно.

Расскажи самый странный или интересный случай, произошедший с тобой здесь?

Ну один раз, я увидел здесь живого пони (loshadka prty), но мы его сразу вывели. Очень было жалко животное, здесь было накурено и громко, куча народу, и мы пожалели скотину. Или вот еще. Люди, которые работают в клубе, устраивают обстрел стульями в друг друга под утро.

Как работает фейсконтроль?

Во-первых, это субъективная точка зрения наших смотрящих, Саши или Леши. Их точка зрения полностью совпадает с нашей, мы этим людям абсолютно доверяем. То есть нет какого-либо возрастного, полового или какого-либо еще критерия. Будь ты мужчина в пиджаке с брюшком, ты можешь попасть сюда, будь ты откровенным гомосексуалистом, ты тоже можешь попасть сюда. Если ты готов потратить деньги, если ты не настроен агрессивно, если у тебя хорошее настроение, то скорей всего ты попадешь. А если, вдобавок ко всему, ты симпатично и хорошо выглядишь, попадешь то даже без денег. Стоит попросить. То есть у нас нормальные люди, не обладая даже картами, в «Солянку» зайдут бесплатно, еще и друзей проведут.

А как работает охрана?

Охрана очень лояльная. Если человек заснул, если он не будет блевать там, не будет руками бить кого то, то скорей всего он будет здесь продолжать спать до того момента, пока он не проснется. Таких стараемся не тревожить, под утро они уже домой отправляются. По-человечески все. Тебя никто ночью в мороз не будет выгонять, главное веди себя прилично. В гости все-таки к нам пришел.

Кризис по вам не ударил?

В кризис люди не стали меньше пить. Что для нас очень важно, так как у нас нет золотого спонсорского слитка в фундаменте. Соответственно все на чем мы зарабатываем — это ресторан и бар. А по ресторану и бару это ударило не очень. Слово «ударил» я бы не применял. Почувствовали, но ничего страшного не было.

Как я понимаю, «Солянка» только начала окупать себя как клубный проект?

Опять же сложный вопрос. Что подразумевает под собой «Солянка»? Вокруг «Солянки» есть ряд сторонних историй. Это же не только клуб — это и «Лебединое Озеро», и «Ласточка» в Питере, и магазин с одеждой, и история с мотороллерами. Мы не забываем о Питере. Поддержка ряда ди-джеев каких-то начинаний, поддержка Гоши Рубчинского. Нельзя говорить, окупается или нет. Это момент очень тонкий и сложно высчитываемый. Видишь, мы работаем, артистов продолжаем возить. Хотя мы всем уже дико надоели, многие ходили уже три года ходили в один клуб в Москве. Но так или иначе. Мы работаем, будем обновляться.

Какие планы на будущее?

Продолжаем работать. О закрытии мыслей пока нет. Мы клуб, который постоянно живет. Мы не хотим возводить никакие наши вечеринки в традицию. У нас вообще была мысль целиком поменять весь интерьер этим летом. Мы решили пока воздержаться, но посмотрим, этого тоже нельзя исключать. Единственное, что могу сказать, пока мы все здесь, пока Солянка существует с этими всеми людьми, здесь не будет борделя, наркопритона или места для людей, которые решают бизнес вопросы, играя понятиями русский шансон, баня, бильярд. Этого здесь ничего никогда не будет. Мы как смотрели в сторону Европы, являясь некоторыми неформалами клубного бизнеса, так мы и продолжаем смотреть.

А на какую страну/ город ориентация по большей части?

Первый город, который я назову, это Нью-Йорк. Среди европейских городов, это, конечно же, Лондон, Берлин, Стокгольм.

Как клубная культура развивается сейчас в Москве?

Клубная культура развивается так, что клубы в прямом смысле этого слова сейчас никому не нужны. Так или иначе, это работа с какими-то помещениями, перекатывание из формата в формат. Такие легкие трансформации. Это может быть барная история, ресторанная история. История с магазином или пунктом продаж чего-либо. Культурная составляющая. Это сочетание, совмещение. Я не вижу никакого будущего клубов в чистом виде. Клубы, легендарные клубы, такие как The End в Лондоне, они повсеместно строятся. Это общемировая тенденция. А сейчас нужен такой… в общем, «Солянка».

Александр Безкровный

Комментарии

Оставить комментарий

Введите защитный код,
отображенный на картинке