Тема номера
Барные тренды

Тема номера
Клубы не для всех

Тема номера
Лучшие идеи для влюбленной вечеринки

Успехи
24
Комплектация
34
Музыка
54
Заграница
30
СМИ
19
Место
20
Технология
26
Деньги
27
Город
25
Право
12

Все для клуба

Консалтинг

Энциклопедия

Недвижимость

Новости · TV

Регистрация

Деньги

Мы все здесь братья, мы все здесь друзья

Вечеринки, на которых зовут людей определенных этнических групп, на первый взгляд кажутся лакомым кусочком для промоутеров. Люди, говорящие на одном языке, должны постоянно собираться вместе и веселиться. И это касается не только диаспор и землячеств, но даже регионов, где какая-либо национальность не является миноритарной. О том, как проводить национальные вечеринки, сегодня рассказывает ClubConcept.

Организатору такого рода дискотек стоит учесть множество факторов, чтобы формат национальных вечеринок оказался прибыльным. Хотя, казалось бы, в чем проблема. По самым оптимистичным данным, в России живет пять с лишним миллионов татар, почти три миллиона украинцев, по полтора миллиона башкир и чувашей, более миллиона армян. Огромная потенциальная аудитория. Однако бытующая до сих пор в обществе болезнь под названием ксенофобия делает этно-пати делом сложным. А количество активных клабберов не пропорционально указанной выше статистике.

Национальные вечеринки можно поделить на несколько категорий. Самый жесткий вариант — «гастарбайтерские». Разумеется, никто из организаторов их так не называет. Однако многие приезжие работники проводят время в прокуренных шалманах. Кроме них туда никто и не заходит.

Второй вариант гораздо более приличный — вечеринки в клубах, организуемые редкими активистами, иногда при поддержке землячеств и автономий (особенно если дискотека приурочена, скажем, ко Дню независимости).

Проще всего разобрать этот феномен на примере татарских мероприятий. Скажем, в Петербурге, проходит как минимум три татарские дискотеки. Организатор одной из них, Рустам Хучашев, говорит, что это дело для него пока что строится на энтузиазме. Деньги вкладываются свои, материальной выгоды нет. Людей собирают каждую первую субботу месяца и проводят сначала вечерние танцы, а потом и ночные. Максимальное количество на обоих — около 100 человек. «У нас есть проект — открыть национальный центр, есть люди, которые готовы внести средства и предоставить помещение. В центре хотим построить ресторан, кафе, магазин, спортивные залы. И клуб. Проводить вечеринки сложно. К примеру, есть мнение, что это все спонсируется, что таким образом отмываются деньги. Одни завидуют, другие мешают. Но мы упертые».

Музыка на вечеринках звучит и западная, и русская, и национальная — привлекают около дюжины собственных ди-джеев. Иногда выступают рэперы с фристайлами — читают бесплатно. Большая проблема — выбить субботний вечер под мероприятие: «Ведь у клубов постоянная клиентура. И она может уйти в другое заведение в следующий раз».

Гузель Чукашкина несколько лет просто ходила на татарские дискотеки, начала помогать организаторам, а потом решила, что женщине-организатору преклонного возраста уже тяжело этим заниматься. И взяла инициативу в свои руки: «Мне сразу понравились эти вечеринки: вокруг татары, много новых знакомых. Я каждый раз ждала новую… Что касается клубов, то в последних случаях на нас вышел владелец клуба, он сам раньше ходил на вечеринки. Теперь у него два заведения — сначала мы попробовали в одном, потом в другом, народ сравнил и выбрал второй клуб. Бывали и случаи, что мы договаривались с владельцами, а нас кидали. Цены разные — порой платишь просто за аренду помещений, другой раз — 30% от входа».

Одним национальным единством людей не привлечешь, говорить Гузель: «Нужна интересная программа. Скажем, танец живота, активный ведущий, конкурсы. За одной лишь музыкой люди не потянутся». И замечает, что многие потенциальные посетители просто стесняются своих корней.

Проблему массовости решает «восточная» вечеринка. В Питере этим занимается Вадим Бадмацыренов — два раза в месяц он проводит «Asia Party», на котором рады всем азиатам (впрочем, как и на любой другой дискотеке, здесь пускают любых адекватных гостей). Делает все по правилам — с длинным списком ди-джеев и MC, стрип-шоу и конкурсами. Может даже организовать какую-нибудь колоритную акцию, типа бесплатных суши. Сначала вечеринки была ориентирована на азиатские народы России (буряты, якуты, калмыки, тувинцы). Сейчас приходят казахи, киргизы, туркмены, корейцы, тайцы.

«Деньги никому не помешают, а это практически лёгкие деньги. Но так же приятно видеть, что люди становятся более терпимыми друг к другу. Знакомятся, влюбляются. Я сам познакомился со своей женой на подобном мероприятии, — говорит Вадим. — Так же это эффективный и быстрый способ донести какую-либо информацию до нужной аудитории. По большому счёту программа не отличается от других [пати]. Та же клубная музыка: коммерческий хаус, R’n’B, мэш-апы. Конечно, бывает, что ставятся этнические трэки, выступают национальные певцы. Посещаемость разная. Все зависит от сессии, от зачётной недели. Большая часть гостей — учащиеся в вузах. Сейчас ходит от 150 людей. В Москве показатели выше, так как там азиатов и больше».

Мне кажется, что «фишка» в самих людях, которые ходят на такие мероприятия. Любопытство — самый сильный мотиватор. Охота посмотреть, что это такое! На людей поглядеть, себя может показать. Всё-таки люди есть люди — и народы не такие уж разные. К тому же вдали от родины как-то приятно увидеть много азиатских лиц в одном месте. А в обычный клуб азиату может отказать в проходе фейс-контроль.

Наконец, третья версия — это постоянные дорогие дискотеки различной периодичности.

К примеру, еврейскому клубному проекту «Месиба» буквально на днях исполнилось семь лет. Каждый новую вечеринку он проводит в новом заведении, а летом — на пляжах и пароходах. «Вечеринки проводятся примерно раз в месяц, — говорит организатор Анатолий Месибовский. — Мы стараемся их приурочивать к еврейским праздникам. По наполняемости — это живая музыка, ди-джеи и анимация. Количество посетителей — до 300–350 человек. Не евреев — примерно 30%. Мы делаем культурно-развлекательные мероприятия, но, несомненно это для меня бизнес, пусть и не основной. На мой взгляд, еврейских вечеринок в Москве более чем достаточно. Мероприятие в месяц — это оптимальная загрузка.

Наши мероприятия очень выгодны клубам, так как вечеринки проходят в формате пре-пати с 18 до 23 часов по субботам или воскресеньям (клубы в это время минимально загружены, а мы приводим группы людей, объединенных общими интересами, которые могут сделать хороший бар). Это подтверждается тем, что клубы зовут нас делать снова и снова такие вечеринки».

В Петербурге качественным примером таких дискотек могут служить мероприятия еврейского проекта «КРЕМ», которые проводятся минимум раз в квартал (а то и каждые 1,5–2 месяца) уже три года в клубах типа Shine и Whiskey House. Каждое посетило около 300 человек. Заметим, что также проект занимается образованием, благотворительностью. Часто вечеринки организуются в честь национальных еврейских праздников. На танцполе звучит современная израильская музыка, выступают местные дэнс-студии. В принципе, массовость обеспечивается тем, что еврейская молодежь обеих столиц сама по себе очень активна, почти все друг друга в этой массивной тусовке знают, к тому же на пати приходят и просто друзья, а не только братья и сестры по крови.

Как говорит один из организаторов, Александр Артемов, вечеринки они начали делать, потому что хотели видеть на них своих друзей: «Мы понимали, что нельзя жить на дотациях. И решили, что если человек готов платить за обычные развлечения, то он отдаст, скажем, 200 рублей и нам. Я не сказал бы, что это бизнес-проект, больше для души, но мы в минус не работаем. Правда, первое мероприятие пришлось проплатить из своего кармана… Плюс вечеринок еще и в том, что люди, которые не готовы ходить на культурные и религиозные мероприятия, в состоянии появиться хотя бы у нас. Так что многие в итоге знакомятся с культурой и традицией через нас».

Чаще чем в полтора месяца дискотеки делать не собираются — не выгодно. К тому же многие клубы на 200 человек закрылись в кризис. Впрочем, благодаря этому тамошние промоутеры часто идут навстречу. Как замечает Артемов, национальные вечеринки могут повлиять на репутацию клуба: «Скажем, было заведение, где проходили мероприятия кавказской направленности. Я ничего не имею против, но там был определенный контингент, кровь горячая, заканчивалось все милицией. Или другой вариант: мол, вот грузинская вечеринка, а ведь мы с Грузией воевали! В сознании среднего потребителя, у молодежи, у которых голова промыта ТВ и некачественными СМИ, такие схемы работают». Потому и на еврейские вечеринки зовут всех — чтобы люди увидели разницу между реальностью и медиа-образами.

Необходимо рассказать и о вечеринках, которые проходят в городах, где отдельные национальности отнюдь не считаются «пришлыми» (хотя и в других случаях лишь повышенное чувство шовинизма не дает понять людям, что Москва и Петербург — это котел культур) — типа Уфы, Улан-Удэ. Скажем, в Иркутске уже около 15 лет успешно проходят бурятские дискотеки.

Здесь у организаторов возникают другие сложности — их меряют со всеми вечеринками города сразу, не делая скидок на этнику. Ильяс Гафаров раньше занимался мероприятиями в Казани, но теперь отошел от этих проектов — и может высказать свою критику в адрес подобных затей: «Татарские дискотеки так и проходят в будние дни во второсортных клубах. С одной стороны — непритязательная публика, в основном состоящая из деревенской молодежи, приехавшей учиться в столицу и столичных жителей, для которых вход в заведения премиум-класса закрыт. С другой стороны, ленивые промоутеры, культивирующие образ татарских дискотек как места, где можно поплясать под незамысловатую музыку, подцепить доступных девочек и вспомнить тусовку в деревенском клубе».

Он указывает, что на подобных мероприятиях не играют и серьезные музыканты, которые предпочитают гастроли в других регионах — в Астрахани, Тюмени, Ижевске, где есть серьезные национальные землячества: «В Нижнем Новгороде на татарскую вечеринку в середине лета съезжается аудитория ничем не отличающаяся от той, что тусит в центральном клубе Казани». Оно и понятно — вдали от исторической родины проще выстроить культуру, замешанную на собственном этносе и глобализме. К тому же на родине зачастую местный глянец и крупные клубные бренды не обращают внимания на такой формат мероприятий. Возможно, потому до сих пор музыкальная клубная культура мультинациональной России монохромна. Этносы довольствуются в основном подделками под русскую попсу. Хотя, казалось бы, та же ситуация в Америке и Европе стала причиной появление множества новых культурных феноменов — вспомним то же белое реггей и R’n’B.

Если бы дела пошли в гору, большинство дискотек с национальным уклоном проходили бы не в спальных районах, а в самом центре, да с очередями на входе. А пока что спасает энтузиазм. Потому что людям надо держаться вместе.

Радиф Кашапов

Комментарии

Оставить комментарий

Введите защитный код,
отображенный на картинке