Тема номера
Барные тренды

Тема номера
Клубы не для всех

Тема номера
Лучшие идеи для влюбленной вечеринки

Успехи
24
Комплектация
34
Музыка
54
Заграница
30
СМИ
19
Место
20
Технология
26
Деньги
27
Город
25
Право
12

Все для клуба

Консалтинг

Энциклопедия

Недвижимость

Новости · TV

Регистрация

Деньги

Время менять имена

Придя по старой памяти к дому, в котором раньше располагался значимый клуб, человек, выпавший на время из тусовки, может обнаружить совсем другое заведение или то же самое, но под новой вывеской. Зачем клубам ищут новые названия и почему некоторые адреса так притягивают желающих начать новое дело в сфере ночных развлечений?

Как написал однажды в Твиттере Дидди: «Когда слишком много людей узнает твое имя, меняй его — снова, и снова, и снова». Часто клубы следуют этому совету, подчеркивая, что у них сменилась концепция, потенциальная аудитория, статус.

Скажем, открывшийся еще в 80-х казанский Doctor в 2008-м стал называться Luxor, обозначив, таким образом, усилившуюся в городе конкуренцию между заведениями, заодно подновив декор, музыку и прочее.

Омский «XL» (ранее — Какаду, Академия) прославился «Дискотэками 90-х», а потом превратился в The Папа Club — наблюдатели указывали, что переменам предшествовало снижение интереса к клубу. Событие массово раскручивали, новый концепт держали в тайне, пригласительные разыгрывались в СМИ, фирменный лимузин раскатывал по городу. Потом «Папа» стал London’ом, с множеством вип-зон, ориентацией не только на хаус, но и техно, спорт-баром, кинопоказами, выставками.

Triad в Гринсборо, что в Северной Каролине, сменил музыкальный формат, персонал, а также название (на Allure Night Life) после перестрелки у клуба, в результате которой несколько человек пострадали. Владелец решил, что ему нужно заставить публику забыть об этой истории. И вообще — заполучить новых посетителей, классом выше.

Отдельный случай — когда название приходится менять под давлением общественности.

На это пошел испанский клуб La Meca в муниципалитете Агилас после давления исламистов. Иначе — кровавый джихад: о клубе узнало слишком много людей. К примеру, дубайский канал Al Arabiya заявил, что «оскорбляет испанских мусульман». Сайт клуба взломали и разметили угрожающее видео. В результате появился La Isla. Мекка, похоже, не ассоциируется у бизнесменов с религией — в разных странах есть Mecca Bingo, Mecca Cola, Mecca Sports Arena, Mecca Shopping Mall. И даже город в Калифорнии.
Такая же ситуация сложилась у киевского Baby Face DJ-Bar. Владельцы заявили открытие клуба «Мекка» — тут же местные мусульмане выразили протест, заведение быстро выбрало безличное «No Name Club», а потом — более красивое Baby Face DJ bar.

А вот обратный случай. Забавная история случилась в Саффолке, когда клуб Vita захотели разделить на два и назвать их FU и FU2. Протестовать начала полиция: представьте, мол, что мы остановим человека на улице, спросим, куда он идет, а он ответит: «Фу».

Пермский ночной клуб «Сова», меняя название, решал другие проблемы. Его хотели закрыть после трагедии в клубе «Хромая лошади». Пытаясь избежать проблем в связи с проверками, он превратился из «Совы» в «Жару». В «новом» заведении все равно выявили нарушения требований пожарной безопасности, договор аренды помещений расторгли. Но клуб снова стал «Совой» — и продолжил свою работу.
Совершенно другая ситуация — когда по адресу старого заведения открывается новое.

Причем место может помогать бизнесу и мешать ему. Скажем, когда на месте «Нефти» заработала «Подкова», организаторы прямо заявили, что хотят избавиться от завсегдатаев предшественника — мол, молва о нем шла не очень хорошая (попса, бесплатный вход, фейсконтроль), год помещение простояло пустым.

Когда в Москве открылся «Play House», критики сразу отметили, что раньше там же располагался скандальный «We Are Family». «Б1 Maximum» превратился в «А2», однако его все равно связывают с гигантскими очередями, высокими ценами и не самой удачной акустикой.

С другой стороны, московский «The Opera Club» при открытии подчеркивал, что начинает работу в «намоленном» месте — в бывшем доме культуры имени Ленина, где давным-давно работал «Пилот», а потом гламурнейшая «Зима».
Одна из причин, почему некоторые адреса навсегда прописываются в обзорах — экономия.

Питерский клуб Palladium открылся в бывшем помещении ресторана «Тиньков». Площадь — более тысячи квадратных метров. По оценкам, предыдущий владелец вложил в него полтора миллиона долларов, нынешний — Федор Бумер — около тысячи. Заметим, что Бумер до этого несколько раз успешно апгрейдил клуб на улице Ломоносова. Ныне он называется Folks. А до этого публика шла в Ноль, Клуб Один, 2VA Club, Клуб Троица, Atelier. Формат, в общем то, один и тот же — драйвовая музыка от инди до экспериментального хип-хопа, очереди на вход, беспредельный трэш внутри. Смена имен стала уже чем-то вроде веселой традиции.

К слову, есть в столицах и места, получившие репутацию несчастливых. В Питере это Полтавская 7. После закрытия «Red Club» там появился «Клуб № 7», с большей ориентацией на концерты, с концептуальным Cheap Bar’ом. Но далее тут же открылся «Модный Дом Татьяны Гордиенко».

Самое странное в Москве — это подвал на 2-й Брестской, 6. Дольше всех здесь просуществовал «Клуб на Брестской». Инициатива от Государственного центра современного искусства и Москомархитектуры работала пять лет: возила иностранных артистов (из Канады и Конго), писателей, типа Бегбедела и Лимонова, проводила кулинарные мастер-классы и театральные фестивали.

Закрывшись, клуб-ресторан уступил место «ЦАО» от группы «Центр», ориентированному на хип-хоп. Сейчас там же появился «Моспроект/MSPRKT»: андерграунд и очень разная музыка: от пивного фолка до дабстепа.

Тенденция к клубным заменам следует из мирового кризиса, когда каждый четвертый российский клуб оказался на грани разорения — конечно же, их владельцы готовы сбыть помещения за малую сцену. А внутри уже налажена точка общепита: при должном старании открыться можно за пару недель.

Не забудем и про закон об азартных играх, также освободивших немало площадей. Скажем, когда в 2009 году в Санкт-Петербурге на месте казино «Гудвин» открылся клуб «Платина», владельцы заявили, что они, в принципе, не будут заниматься игорным бизнесом, а переключаться на кофейни, пивбары, рестораны.

Совершенно ясно, что подобные перемены — зачастую лишь признание того, что заведение пытается решить проблемы — только клубные деятели с хорошей репутацией могут превратить этот процесс в радостное событие. В глазах посетители это может выглядеть неуместной шпиономанией и желанием скрыть последствия плохого менеджмента.

Радиф Кашапов

Комментарии

Оставить комментарий

Введите защитный код,
отображенный на картинке