Тема номера
Барные тренды

Тема номера
Клубы не для всех

Тема номера
Лучшие идеи для влюбленной вечеринки

Успехи
24
Комплектация
34
Музыка
54
Заграница
30
СМИ
19
Место
20
Технология
26
Деньги
27
Город
25
Право
12

Все для клуба

Консалтинг

Энциклопедия

Недвижимость

Новости · TV

Регистрация

Заграница

Русские клубы за границей

Клубы и вечеринки, рассчитанные, в первую очередь, на представителей конкретных диаспор, групп эмигрантов- четкий пример заведения с определенной аудиторией и стратегией. Насколько они успешно работают за рубежом? Ходят ли россияне за рубежом в клубы для своих?

Русские (а в эту категорию попадают все, кто родился в странах бывшего СССР или чьи родители вытянули этот билет) — везде. К такому выводу приходишь, выискивая вечеринки для своих в различных странах. Больше всего их в Израиле, Германии и США, где русские составляют значительную часть населения.

В Германии живет около пяти миллионов наших бывших соотечественников. К примеру, по словам менеджера кельнского клуба Electrum Николай Шульца, в его городе обитает 57 тысяч эмигрантов, 35 тысяч — граждане бывшего Советского Союза, они отлично говорят, по большей части, по-немецки, но связи с родиной не прекращают. Electrum открыли для «удовлетворения культурных и ностальгические потребности русскоговорящих переселенцев». Диджеи здесь часто играют русские песни. Кухня — русская, плюс шашлык.

Отмечается, что русские стали серьезной потенциальной аудиторией в последние пять лет. Среднестатистическому клиенту Electrum — 17–26 лет, приехал в Германию с 1988 по 2007 год. «На сегодняшний день 90% публики — русские эмигранты, — говорит Шульц. — Немцы приходят, только если их приглашают русские друзья».

«Национализация» клуба — не обязательный факт в биографии русского заведения. Rush Hour — клуб легендарный. Он один из самых больших в Германии. Открылся в Дортмунде семь? лет назад, площадка рассчитана на 4000 человек, включая шесть танцполов, а также наружную зону.

laquo;Я думаю, мы самый большой русский клуб вне России — говорит менеджер Рикардо Балларино. — Не уверен, конечно. Наша публика менялась за эти годы. Люди, которые прибыли из стран бывшего СССР сейчас не вполне интегрированы в немецкое общество. Молодые люди, которым только исполнилось 18 лет, и они родились и выросли в Германии. Так что наша публика стала мультинациональной. Много немцев. На главном танцполе звучит нормальная клубная музыка, треть — на русском. Мы всегда стараемся придумывать новые концепции, развлечения. Приглашаем звезд. Я уверен, что русские вечеринки — это, традиционно, отличное времяпрепровождение и выпивание с друзьями. И это залог нашего успеха. Но стандарты у так называемых русских клубов высоки. Мы придерживаемся их во всем — дизайн, сервис, развлечения»

Действительно, важен не колорит, не содержание, а форма. Часто посетители русских дискотек и ресторанов жалуются, что здесь они вполне ощущают, что такое советское гостеприимство и гоповское поведение. У России есть определенный имидж, бренды, стереотипы. Водка, икра, блины, борщ, танцы до изнеможения и мафия (образ складывается за счет голливудских кинофильмов и западных телерепортажей). А также медведи и агрессивность. Потому в таких странах, как США и Великобритания, работают довольно известные рестораны, но не клубы. Сила пельменей и икры безмерна. В некоторых ресторанах даже танцуют, часто под живую музыку — но все это сильно попахивает дискотеками 70-80-х. Говорят, что Брайтон-Бич напоминает порой страну, которой уже нет. Но люди уехавшее оттуда, тоскуют по СССР, при всей ее жути.

Да, и не каждый человек решиться пойти на русскую вечеринку. Включая самих земляков. Не всех устраивает музыка — это, обыкновенно, попса. Либо дресс-код — полно жутких историей о толпе молодых людей в спортивных костюмах, словно бы это не Австралия, а Рязань. Третьи для того и переезжают, чтобы вырваться из русского круга.

Но общения многим хочется. И в этом секрет успеха национальных вечеринок — создать комфортные условия, которые привлекут правильных людей. Это очень хорошо видно на примере Берлина, где проживает около 200–300 000 русскоговорящих жителей. Самые крутых проектов тут два. И они работают на разную аудиторию.

Котяй проводит Rendezvous-Party — они организуются в крутых вроде Sage, Felix, Club 90°, Maxxim, Adagio, China Lounge и других. Работает дресс-код, привлекая элиту эмиграции, а затем и местный высший класс. Все это больше напоминает бал — дизайнеры, звезды, вроде Нади Ауэрман или Джорджа Клуни.

Другой пример успешного функционирования — проект Voltage Антона Госсена. Здесь больше студентов, рабочих, людей творческих профессий. В клуб набивается до 700 человек — и их интересует не музыка или кухня, а желание поговорить на родном языке.

О том же самом говорят в нью-йоркском лаундже Downhouse. На вопрос, на что надо обращать внимание при открытии такого заведения, ответ начинается с двух пунктов: «1. Сервис. 2. Сервис». На четвертом — «Нужен промоутер и диджей, которые понимают, что надо. Этих людей надо слушать и с ними работать. За ними идут толпы. Вот с ними мы и работаем — для клиентов». В числе посетителей — немного местных не говорящих по-русски. Это совсем крохотный процент — «но те, кто приходят, просто влюбляются в это место»

Та же ситуация в Израиле, где в начале 90-х появились русские клубы — ведь тут живет около миллиона эмигрантов из России. Заведений — около 40, от крохоток на 300 человек до больших площадок на 2000. В такие места можно привести и коренного товарища — будет хорошая пропаганда русской культуры.

Радиф КАШАПОВ

Комментарии

Оставить комментарий

Введите защитный код,
отображенный на картинке